Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

К 90-летию смерти Ленина

Мы просто ждем спокойно ждем
Когда он полыхнет
Всеочищающим огнем
Семнадцатый тот год
В котором полк а может взвод
А может пять солдат
Придут и спросят: "где тут гад
Который виноват?"
Замашет крыльями метель
Забьется по земле
И будет тысяча смертей
Плясать в ее петле
Вопрос повиснет в небесах
И разом упадет
Когда застынет на часах
Тот полк а может взвод
А может лишь один солдат
Войдет открыв ногой
Ту дверь в которую стократ
Войти не смог другой
Поднимет верное ружье
Посмотрит на господ
И скажет тихо:" вот и все!
Пришел тот самый год!"
Мы просто ждем спокойно ждем...

ВСЕ НАЧИНАЕТСЯ С ПЕСЕНКИ

Приговор трем плясуньям – постыдный, неадекватный, жестокий и главное… беспредельно глупый. Система публично высекла себя перед всем миром.

Но Система – не унтер-офицерская вдова, она страшный, суровый и тупой левиафан. Секущий сам себя, свирепо отдувающийся и важный монстр – что может быть смешнее и карикатурнее.

Против смеха у Системы нет защиты. Она не способна смеяться сама, и в ответ на смех, начинает пыхтеть, злиться и тащить всех в участок.

Придавая, таким образом, смеху политическое и практическое значение.

Система все это время видела перед собой панков и молодых девчонок, прошедших «крым и рым», сознательно отказавшихся от буржуазного и стабильного образа жизни, принципиальных нонконформисток и легкомысленно относящихся к морали стебщиц.

Вела же себя она так, будто перед ней три прогулявших воскресную службу женщины, случайно изменившие своим примерным мужьям и попавшие в дурную компанию странноватых революционеров.

Апофеозом была встреча Аркадия Мамонтова с пусями в тюрьме. Какими глазами он и его попечители видят эту сцену, интересно?

Трех молодых женщин поочередно вводят в кабинет следователя и дальше здоровенный мужик, которого нет в кадре, кстати, но которого страна видит как живого, спрашивает их: «вам не стыдно?»

Естественно, в ответ, с милой улыбкой – «нет», которое звучит как «да пошел ты…»

На чьей стороне симпатии зрителя – на стороне крашенных однотонных стен тюрьмы, баритона журналиста, напоминающего о мерзких школьных отчитках в кабинете директора школы – или арестанток, ни одной секунды не боящихся ни полиции, ни журналиста, ни всего государства с тюрьмами и атомными бомбами?

Подметали бы они улицы – об этом умоляли Систему с самого начала все, и либералы, и враги либералов, и священнослужители – над пусями самими бы смеялись до упаду. Что может быть смешнее – ниспровергательницы морали с метлами в руках!

Но Система искренне верит в силу тюрем, как инструмента наказания и политической борьбы.

Это у Системы, кстати, от ее преклонения перед США – ее представители на разные лады любят повторять, как там здорово работают законы, суды и тюрьмы, как мы должны у них всему этому учиться!

Все эти пожизненные сроки, заключенные, одетые в яркие пижамы, и сидящие в клетках со скованными ногами, вождение людей между камерами лицом вниз с заломанными назад и скованными руками - конвоир придерживает запястья (воспетое Соколовым-Митричем в незабвенной статье «Поза ку»), все эти современные каторги и одиночки – оттуда, из великой демократии.

И приговор пусям, во многом, оттуда. Это там надо не спорить с судьей, не вести себя дерзко (об этом в истерике шепчет адвокат, добивающийся соглашения с судом) перед его суровым лицом, не отказываться, когда тебе предлагают стучать и доносить (это называется соглашением со следствием) – и прочие мерзости, непривычные и неприемлимые нормальному человеку.

Это там судья – выразитель морального авторитета общества и государства, а юристы – привилегированный слой паразитов, крутящихся вокруг людей, опутанных законами и нормами, точно пчелы – паутиной.

Православные люди были и остаются оскорблены действиями плясуний и их промоутеров. Храм – в том числе и мемориальный Храм Христа Спасителя – несмотря на сомнительный порой моральный облик иных священников, несмотря на то, что в его подвальных или иных помещениях или вокруг него порой происходит городская и порочная светская жизнь – место личного глубокого молитвенного переживания для каждого.

Во время службы люди, хоть и молятся за Патриарха, страну, воинство, благорастворение воздухов, за тех, кто строил храм и за всех христиан, переживают все, что происхоит в храме сугубо лично, не как «члены РПЦ», а как община верных тому, что их привело именно в храм.

В этом дурацкая ошибка плясуний (если только они не хотели в принципе плюнуть в душу всем верующим): критика Патриарха и власти вне похабного поведения в храме – доходчивее и живее была бы для ума и сердца каждого верующего.

Теперь «Богородица, Путина прогони!» стала усилиями Системы (суда, госпропаганды, омона) – не просто песенкой неудачниц из панк-группы, а гимном единой оппозиции.

Тюрьма в России не имеет позитивного образа. Люди, в подавляющем большинстве, сочувствуют тем, кто попадает в тюрьму. Сделать тюрьму в России приемлемой для общества нормой невозможно – это означает изменить саму суть России (сталинские пи-ар мероприятия вкупе с террором создали лишь видимость народной подержки тюрьмы и каторги).

Похоже, Системе не нужна Россия – она навязывает нам образ всенародного приятия приговора трем молодым женщинам за всего лишь оскорбительное для православных поведение в храме. Но за это, повторю, православным было достаточно подметания метлой вокруг храма. Система пытается спрятаться за православных. Но православные не должны ей верить.

Система – с пьяными игуменами на спорткарах и гелендвагенах, с роскошью суперхрамов в элитных поселках, с «солидным Господом для солидных господ», с Великим Инквизитором. А не с верой и Христом.

Россия просто не может поддержать тюрьму как метод исправления. Слишком хорошо Россия знает мерзость и ужас тюрьмы.

И никто теперь уже не поверит (благодаря приговору), что не за песенку…

Хочу вспомнить под конец историю с другой песенкой, пропетой русскими мальчиками из все того же Московского университета во время пирушки в 1834 году.

Русский император

В вечность отошел,

Ему оператор

Брюхо распорол.

Плачет государство,

Плачет весь народ,

Едет к ним на царство

Константин урод.

Но царю вселенной,

Богу высших сил,

Царь благословенный

Грамотку вручил.

Манифест читая,

Сжалился творец,

Дал нам Николая, -

С.... ... подлец.

(цитирую по Герцену “Былое и думы”).

Студент Соколовский, автор этих строк, умер, выпущенный через несколько лет из Шлиссельбурга, на Кавказе от чахотки.

Остальные получили кто крепость, кто ссылку в разных видах. Герцен и Огарев, которые вообще не присутствовали при коллективном застольном пении, прерванном арестом по доносу провокатора, были наказаны Николаем за “вольность мыслей” и стали отцами русской революции.

От приговора за песенку до Ипатьевского подвала – прямой путь. Тогда он был долгим – аж в 84 года! Просто письма дольше ходили  - сегодня счет пойдет на годы, а то и быстрее…

Мог ли князь Голицын, назидая от имени Императора юношей 1834-го года жестоким приговором, предвидеть пылающие помещичьи усадьбы 1917-го года? Конечно нет! Ему казалось, что Система незыблема и ее поддерживает большинство населения (как и сегодня Системе так кажется по опросам).

Дикие жестокости русской революции во-многом вызревали под спудом Системы, не способной смеяться, не готовой прощать…

Сегодня Система, подражая былому имперскому величию, полагает , что деньги и телевидение изменили мир, но она такая же великая и имперская, имеющая право сажать за песенку. Праздничные парады, соцопросы и ОМОН убеждают ее в этом.

Тюрьма за песенку для панков и веселящихся студентов рождает ненависть и героев. Панки и студенты становятся революционерами и философами.

Сегодня у власти – не князья, а бюрократы и силовики, устроившиеся на бюджетах и ресурсах, считающие, что они праведные и страшные и, что они и есть “государство Россиское”.

Их валят либералы, растлевающие и развращающие народы России, чтобы отдать ее по частям западным колонизаторам и прорваться к нефти, газу, деньгам и удовольствиям.

И те, и другие – два лика одной и той же Системы – 90-х и 2000-х. И те и другие, судя по страстям, кипевшим вокруг приговора пусям, служат только самим себе.

Третья сила – молодежь, на улицах Москвы и Махачкалы, которой плевать в равной степени на величие государства и властей и на либеральные соблазны западных поп-демократий с их промоутерами в России.

Эта молодежь имеет дело с тюрьмой – в Махачкале (и вообще на Кавказе) давно и всерьез (а кроме тюрьмы еще и с ежедневными убийствами и похищениями), в Москве недавно и, как бы пока понарошку, через административный арест на несколько суток (никто не помнит НБП, Нину Силину и других, мотавшихся по тюрьмам).

Приговор в Хамовниках – это первый серьезный ответ Системы молодому поколению Москвы, переход от “понарошку” к настоящей тюрьме.

Думаю, ответ не заставит себя ждать. Это будет опять смех – более жестокий, провокативный, с готовностью драться всерьез.  

Создать будущее, в котором не было бы ни первых, ни вторых ликов Системы, но были бы вера, свобода и справедливость – вот задача .

СГИНЬ! ОТВЕТ СЕРГЕЮ ПАРХОМЕНКО

Сергей Пархоменко в хамском и похабном стиле, как это принято у либералов западной ориентации, ругаясь и брызжа слюной, оскорбил меня, как обычно, впрочем, переврав.
Я говорил не о нем, а о его родственниках (достаточно глянуть в стенограмму на Эхе). И признаюсь, что оговорился, упомянув АЛРОСу. Надо будет поглубже копнуть этот вопрос - о связях Пархоменко - и в сторону алмазного (в прошлом) бизнеса, и в сторону олигархических групп - думаю, даже с учетом "подчищенности" интернета, найти можно немало.
Но в чем я не ошибся и уверен, так это в том, что Пархоменко и подобные ему люди - смертельные враги моей страны и ее народов. Они плясали от радости на развалинах СССР, они радовались унижению его граждан, они полагали полагают себя "приехавшими" и "имеющими право".
Биографию этого человека еще предстоит написать. Член Общественного совета Российского еврейского конгресса, журналист верно служивший самым одиозным олигархам 90-х, один из глашатаев и рупоров "семьи", любитель неонацистской политики истребления коренных народов Ближнего Востока (о чем он заявлял неоднократно в эфире Эха, поддерживая массовое убийство палестинцев), ненавистник религии вообще и православия с исламом, в частности.
Его эфиры подтверждают все, о чем я пишу.
И, поэтому, видя ажиотаж и мельтешение этого "приживальщика" (по Достоевскому), мы говорим ему и подобным: "Сгинь!".
Сегодня они пытаются играть на столкновении и борьбе разных элитных групп, им кажется, что они вот-вот "сорвут банк" - уберут Путина, припугнут остальных и "пойдет гульба". У них, думаю, даже ладошки потеют от возбуждения. А что нам, нормальным людям, православным, мусульманам, левым, правым, гражданам России и СССР - в этой сваре. Нам главное не оказаться в положении умирающего шекспировского Меркуцио, произносящего правильные, но запоздалые слова: "Чума на оба ваших дома! Я из за них пойду червям на пищу...".
Таким образом, если "пархоменки" продолжат упорно насиловать мозги России, то те, кто сейчас молча смотрит на весь этот спектакль, должны будут встать и не допустить этим бесам снова воплотиться.
И это вопрос не "гражданского общества", а политики.

20 ЛЕТ БЕЛОВЕЖСКОЙ ТИРАНИИ

Сегодня, в 20-ти летие Беловежских соглашений, мне ясно, что именно тогда, в декабрьские дни 1991 года, мы потеряли, прежде всего, возможность развития демократического государства, каким был на тот момент СССР.
Именно Беловежские соглашения уничтожили позитивные достижения «перестройки». Должен был быть подписан новый Союзный договор. По всей стране развивалась система народовластия. Создавались многопартийные советы. Была настоящая всеобъемлющая свобода слова.
При этом единые политические структуры модернизировавшегося СССР обеспечивали защиту от внешнего врага, высокий статус страны в мире.
Но выяснилось, что роль советов, высокая роль по-настоящему многопартийных демократических институтов абсолютно не волнует Ельцина и всю его камарилью ни в какой мере.
И августовские события 91-го года оказались не чем иным, как антидемократическим переворотом ельцинской группировки. Толпа интеллигентов, в числе которых, каюсь, был и я, была согнана массовкой к Белому дому и исполнила свою шутовскую роль прикрытия заговора подлинных хозяев положения - партноменклатуры, связанных с ними криминальных групп и предателей из силовых структур.
Все это привело по сути к верхушечному закрытому заговору трех политиков, изолировавших своих коллег из иных, азиатских, например, республик от принятия решения и не имевших мандатов на такое соглашение!
Ведь эти трое – Ельцин, Кравчук, Шушкевич – на самом деле буквально пнули волеизъявление десятков миллионов людей, которые по всей стране, ещё раз подчеркну, создавали подлинные институты народовластия в форме советов.
А ведь это был расцвет всяких партий - левых, правых, христианских, исламских, либеральных... Партий, формировавшихся не на пиар бюджеты, а, благодаря энергии, воле и взглядам народа.
Позорные Беловежские соглашения были подписаны за спиной советов всех уровней, без учёта мнения народов, высказанного на мартовском  референдуме 1991 года, без использования всех демократических способов согласования позиций.
Три человека, вопреки воле народов, исходя из своих частных интересов, наплевав на людей всего государства, разрушили его. И сразу же поставили номенклатуру, олигархию, правящие классы постсоветских государств-республик вне воли народа – над народом.
После этого, расстрел 1993 года и война 1994-го всего лишь штрихи на гриме трупа.
По сути, Беловежский сговор - установление олигархической тирании, занавесившей свои грязные дела "величайшей ложью нашего времени" - лживой западной демократией юристов, журналитов, спекулянтов и т.д., представляющих из себя шулеров в обществе спектакля.
И сегодня мы всяческими демократическими процедурами пытаемся вернуть то доверие государственным институтам, которое было утрачено тремя росчерками пера в Беловежье. Пытаемся вернуть через сопротивление той части истеблишмента, которая есть, была и будет пеной ельцинизма, была есть и будет шакалами, кормящимися объедками с пиршества тиранической постсоветской олигархической номенклатуры. И которая бесстыдно именует себя демократической, либеральной.
Они сегодня пытаются повести реванш по сценарию 1991 года - под прикрытием наивной толпы хороших людей, которым осточертело господство олигархической номенклатуры, укрепить власть этой самой номенклатуры, проведя апгрейд системы!
Это будет еще более серьезный тиранический заговор, еще более жуткий "Беловежский акт", в ходе которого изнасилуют всех и каждого.
Они хотят того же, через распад страны, упрочить власть олигархии и номенклатуры. Так же , как подобным актом они упросили власть партноменклатуры, КГБ, МВД и криминала в 1991.
Вспомним еще раз...
Этим актом была совершена преступная изоляция от общесоюзного, общероссийского пространства Средней Азии, Закавказья и Прибалтики.
Руками Ельцина, Кравчука, Шушкевича была уничтожена сама возможность тесных экономических и политических взаимоотношений с огромными человеческими ресурсами громадных территорий – например, Средней Азии. Были уничтожены огромные инвестиции, вложенные в её развитие. Советские люди, жившие там, были отброшены на десятки лет назад в экономическом, социальном, культурном развитии.
Из-за непродуманных, не проговоренных нюансов «развода», которые должны и могли быть обсуждены, остались нерешёнными острые споры между народами, нациями, этносами в Карабахе, Приднестровье, Ферганской долине и других территориях бывшего Советского Союза.
Эта троица, развалив СССР, спровоцировала пролитие большой крови и вызвала гибель огромной массы людей. Считаю, что и чеченская бойня была органическим продолжением Беловежских соглашений.
Сегодня Евразийский проект – это возможность залечить незаживающие раны, хотя бы в каком-то масштабе, вернуть огромные массы советских граждан и их потомков в единое пространство социально-экономического развития. Дать им опять доступ к качественному образованию и медицине.
Это шанс вернуть историческому «Российскому проекту», который теперь может приобрести естественные для него формы «Евразийского проекта», возвратить огромный человеческий потенциал, который был от него отрезан.
Те, кто готов стать сегодня на Болотной и других майданах прикрытием для уничтожения России и Евразийского проекта не забудьте уроки 1991 года.